МСХ России: в обвале цен на зерно виноваты... сами крестьяне

16 декабря 2008, 10:54
Покупая за 13 рублей буханку белого хлеба, мы платим хлеборобам лишь полтора рубля… Таковы парадоксы современного ценообразования, о многих из которых журналисты региональных СМИ узнали на пресс-конференции участников совместного заседания штаба по расследованию нарушений антимонопольного законодательства в СНГ и экспертного совета по агропромышленному комплексу при Федеральной антимонопольной службе (ФАС) России, которое, как мы уже сообщали, прошло в Кисловодске.

На форуме специалисты анализировали состояние рынков авиаперевозок, телекоммуникаций, а также рынка зерна. С последнего и начали разговор журналисты, поскольку во время кризиса поговорка «Хлеб — всему голова» приобретает особую значимость.

Рекорд, которого не было

Вот уже несколько месяцев на телевидении, радио, в газетах мелькает словосочетание «рекордный урожай». О небывалом валовом сборе зерновых — в 103 миллиона тонн — твердят журналисты, политики и даже специалисты. И только некоторые из них делают оговорку: в прошлом году в Российской Федерации получен самый большой урожай… с момента распада СССР. В бытность же Советского Союза в Российской Федерации, то есть на тех же самых полях, что и ныне, собирали зерна гораздо больше. При этом его хронически не хватало. Сегодня же по всей стране крестьяне стонут: некуда девать зерно.

Ситуацию взялся прояснить президент Российского зернового союза Аркадий Злачевский, пообещав назвать «абсолютно точные цифры». Действительно, ровно 30 лет назад, в 1978 году, в Российской Федерации был установлен рекорд валового сбора — 127,8 миллиона тонн. Однако в то время потребление в целом по РФ оценивалось в 130 миллионов тонн. Поэтому даже при рекордном урожае зерно приходилось закупать за границей. Сейчас же максимальное потребление зерна в России оценивается в 72 миллиона тонн. Причина столь разительного расхождения цифр, по мнению президента зернового союза, — нерациональное использование зерна в советское время.

— Хлеб стоил очень дешево, и его не ценили, — пояснил Аркадий Злачевский. — Очень много хлеба пропадало в системе общественного питания. Огромное количество зерна нерационально уходило на корм животным.

Президент зернового союза привел пример: в советский период в птицеводстве средний расход зерна на получение килограмма живого веса птицы составлял 3,6 килограмма. В этом году в среднем по стране показатель конверсии зерна в мясо птицы будет 1,82.

— То есть мы вдвое меньше расходуем зерна для получения того же килограмма мяса. За счет чего? За счет увеличения в рационах доли белков и сокращения доли зерна. В советские времена зерна в комбикорме было 80 процентов, сейчас — 65.

Заместитель министра сельского хозяйства РФ Николай Архипов согласился с мнением президента зернового союза. Отечественные комбикормовые заводы сейчас широко используют и соевый шрот, и высокобелковые отходы кукурузы, сахарной свеклы. Что касается недостающих белково-витаминных комплексов, то их закупают за границей, что вполне вписывается в рамки рыночной экономики.

И все-таки эти доводы не очень убеждают. Уж больно велика разница в потреблении 20 — 30 лет назад и сейчас — 60 миллионов тонн! Но ларчик, похоже, открывается просто: в структуре валового производства сельскохозяйственной отрасли доля животноводства, прежде всего крупного рогатого скота и овец, сократилась в полтора — два раза. Отсюда и колоссальная экономия. Что же касается изобилия мясо-молочной продукции на прилавках, то оно объясняется сокращением потребления и весьма внушительным импортом.

Сгноить или отдать за бесценок?

Как бы там ни было, факт налицо: в стране 30 миллионов тонн «лишнего» зерна. Крестьяне в панике: перекупщики дают цену порой значительно ниже себестоимости. А хранить зерно в ожидании, когда цены пойдут вверх… Во-первых, мало у кого из хлеборобов есть хорошо оборудованные хранилища. А во— вторых, нет никакой гарантии, что в ближайшие месяцы цены на зерно существенно поднимутся. Что делать?

Правительство и Министерство сельского хозяйства РФ знают, в какой сложной ситуации оказались хлеборобы, заверил Николай Архипов. Когда стало ясно, что не только в стране, но и в мире соберут большой урожай зерновых, а значит, цены резко пойдут вниз, стали думать, как стабилизировать зерновой рынок.

— Предпринят ряд достаточно серьезных шагов, — сказал заместитель министра. — Выделен 31 миллиард рублей на финансирование закупок в интервенционный фонд. Это позволит закупить 8-8,5 миллиона тонн продовольственной пшеницы и фуражного зерна. Сейчас принимается решение о субсидировании экспорта, чтобы наше зерно стало конкурентоспособным за границей. Планируется вывезти 20-25 миллионов тонн. В сумме получается около 30 миллионов тонн. Это то зерно, которое непосредственно давит на внутренний рынок, снижает цену.

В настоящее время цену на пшеницу третьего класса государство подняло до 5,5 тысячи рублей за тонну в Европейской части и до 6 тысяч — за Уралом, сообщил Н. Архипов. Это стабилизировало рынок. Теперь основная задача министерства — закупить зерно в интервенционный фонд и смотреть, чтобы оно там не пропало.

Интервенционный фонд создается для того, чтобы, когда кто-то из мукомолов или торговли начнет резко поднимать цены, выйти на рынок с этим зерном по тем ценам, по которым оно закуплено, и минимизировать торговую наценку. А поскольку, кроме продовольственного, в фонде будет и фуражное зерно, это позволит сдерживать цены на комбикорм и соответственно на молоко и мясо.

— В Ставропольском крае зерно будут закупать в интервенционный фонд и размещать на 12 элеваторах, где есть свободные площади, — пояснил Николай Архипов. — Насколько я знаю, краевое министерство сельского хозяйства все документы уже подготовило. Цена в 5,5 тысячи рублей за тонну зерна обеспечивает ставрополь-ским товаропроизводителям хорошую рентабельность.

Войдет ли зерновая река в берега?

Вполне возможно, что государственная интервенция и выход на зарубежные рынки позволят стабилизировать ситуацию. Но на дворе декабрь, а эти регуляторы только начинают включаться. Нетрудно представить, что пережили сельхозпредприятия и фермеры за прошедшие после завершения жатвы месяцы. Многие уже готовились к банкротству.

Для людей старшего поколения, привыкших к плановой экономике, непонятно, как государство могло оставить без контроля такой жизненно важный сектор, как зерновое хозяйство? И будет ли подобное повторяться в будущем?

В случившемся обвале цен Н. Архипов обвинил самих крестьян. В прошлом году цены на зерно взлетели втрое против прежнего уровня. Многие зерноводческие хозяйства и фермеры выручили весьма солидные деньги. Увидев это, все кинулись сеять пшеницу, увеличивать посевные площади. В результате — перепроизводство.

— Во всем должна быть экономическая целесообразность, — считает заместитель министра. — С принятием Доктрины продовольственной безопасности, которое ожидается в декабре, и вытекающими отсюда постановлениями правительства, планами мероприятий по отраслям мы будем знать, сколько зерна потребляем, сколько площадей надо засеять, сколько надо вывезти на экспорт и сколько необходимо элеваторов, чтобы сохранить это зерно.

Пока же, как признал он, в стране не хватает ни элеваторов, ни подъездных путей к ним, ни специальных вагонов для зерна. Кроме того, вся инфраструктура и логистическая составляющая должны быть выстроены так, чтобы затраты на перевозку не особо влияли на цену зерна. А для экспортной составляющей Российской Федерации необходима соответствующая «перевалка»: нужно договариваться с Украиной, расширять портовые балансы, может быть, даже построить специальный зерновой терминал, допустим, на побережье Азов-ского моря.

Вот сколько проблем возникло при урожае в 100 миллионов тонн. А что будет через 10 — 11 лет? Ведь по программе развития РФ до 2020 года валовой сбор зерна должен увеличиться до 140 миллионов тонн.

— Мы должны знать, где это зерно расположить, чтобы оно не потерялось, как те 120 миллионов тонн в советской Россий-ской Федерации, чтобы крестьяне не кормили хлебом свою скотину, — подчеркнул Н. Архипов.

Один с сошкой, а семеро — с наценкой

Когда на дворе кризис и кошельки рядовых граждан стремительно пустеют, когда с первого января обещают резкое повышение тарифов на коммунальные услуги и электричество, цены на хлеб выходят с бытового на политический уровень. Ожидают ли нас здесь неприятные сюрпризы?

— Цены на хлеб не растут, но и не падают вслед за ценами на зерно, — пояснил президент зернового союза Аркадий Злачевский. — В прошлом году хлебопеки во многом необоснованно ссылались на рост цен на зерно, когда поднимали цены на хлеб в течение сезона. В себестоимости буханки хлеба доля зерна на тот момент — при цене 9 рублей 50 копеек за килограмм пшеницы третьего класса — составляла 22 процента. Нынешняя доля зерна в себестоимости буханки хлеба всего 12 процентов.

То есть падение цен на зерно привело к уменьшению доли стоимости зерна в себестоимости хлеба с 22 до12 процентов. Но эти сэкономленные 10 процентов, как заверил А. Злачевский, целиком и полностью были «съедены» в течение сезона ростом стоимости всех тарифов: на энергоносители, логистику, транспортировку, горючесмазочные материалы, коммунальные услуги, арендную и заработную плату. В результате возможности снижать цену у хлебопеков просто не осталось.

У руководителя Ставропольского управления ФАС России Владимира Рохмистрова несколько иные данные.

— Перед проведением нашего форума я связался с некоторыми руководителями и попытался прояснить ситуацию. Мне четко объяснили, что сегодня резерв позволяет на 5-7 процентов снизить цены на хлеб, но на это сознательно не идут, зная о предстоящем повышении тарифов на энергоносители: чтобы не было ценовых скачков, чтобы не нер-вировать потребителей.

Впрочем, в структуре себестоимости хлебобулочных изделий, по словам В. Рохмистрова, энергетическая составляющая — до пяти процентов. Поэтому предпосылок для повышения цен на хлеб нет.

— Все те опасения и слухи, которые иногда встречаются, абсолютно беспочвенны, — заявил руководитель федеральной антимонопольной службы по Ставропольскому краю.

Такого же мнения придерживается и непосредственный начальник В. Рохмистрова, заместитель руководителя ФАС России Анатолий Голомолзин.

— Зерно стоит в начале продуктовой цепочки. Какова будет ситуация с зерном, такая сложится и с другими продуктами питания, — подчеркнул А. Голомолзин. — Наша задача — создать стабильные условия на рынке зерна и путем интервенции, и путем организации биржевой торговли, и путем устранения из этой цепочки непроизводительных посредников. Сейчас нет факторов, которые бы влияли на существенное удорожание продуктов. В целом ситуация под контролем. И у органов государственной власти есть инструменты воздействия на рынок.

Чубайс ушел, но дело его живо

Не могли журналисты не затронуть и вопрос о предстоящем повышении тарифов на электроэнергию. Если в стране рыночная экономика, цены на энергоносители, которые используют электростанции, падают, то почему дорожает электроэнергия?

А. Голомолзин пояснил, что сейчас в России часть электроэнергии реализуется по свободным ценам, а часть — в рамках прямых регулируемых договоров, то есть по фиксированным тарифам.

— Обстановка такова, что цены на оптовом свободном рынке ниже, чем в аналогичный период прошлого года, — сообщил он. — Это произошло в том числе и в связи с изменением ситуации на рынке: снижается спрос на электроэнергию, топливо дешевеет. Например, на мазут цена снизилась с 10 тысяч рублей до 3-3,5 тысячи за тонну.

Все это хорошо, но сейчас в сегменте свободного рынка реализуется 15, а с нового года будет 25 процентов вырабатываемой в стране электроэнергии. А вот на остальные 75 процентов тарифы существенно вырастут.

А. Голомолзин согласился, что «значимых предпосылок для того, чтобы эта составляющая существенным образом росла» не имеется. По его сведениям, сейчас планируют дополнительно рассмотреть инвестиционные программы субъектов естественных монополий, поскольку расходы на их реализацию будут снижаться в связи с падением цен на цемент, металл, оборудование.

— Поэтому есть основания для корректировки тарифных планов в отношении естественных монополий, — считает А. Голомолзин. — Однако окончательное решение принимают уполномоченные тарифные органы.
Источник: stapravda.ru

Также в разделе:

Кубань и Ставрополье приступили к яровому севу...

Экспорт ставропольского зерна сократился в 2016 году на 1 млн тонн...

Ставрополье сокращает экспорт зерна несмотря на рекордные урожаи...

Ставрополье экспортировало 600 тысяч тонн пшеницы...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

 

Недавние ответы: